среда, 9 мая 2012 г.

Память...

Узнала, из чего состоял блокадный хлеб. Отруби, шелуха, целлюлоза, мучная пыль. Шелуха - от зёрен; целлюлоза - отходы бумажного производства; мучная пыль - то, что осталось на стенках мешков после того, как использовали всю муку. Из-за всего этого хлеб и получался таким тяжёлым - он был размером меньше современного "кирпичика", но значительно тяжелее. А когда остывал, становился очень твёрдым.
Иногда воспоминания о войне людей невоенных рвут душу, буквально, на части...
Поэт Илья Резник вспоминал своё ленинградское детство. Помнил, как вела его бабушка из детского сада. Дала ему кусочек блокадного хлеба, он уронил несколько крошек на снег, а потом пытался их там отыскать. Бабушка тянет его за руку домой, а он упирается и ищет упавшие в снег крошки.
По "дороге жизни" Резника увезли от войны. Через два года он вернулся. Когда вспоминал, как шёл по улице, а бабушка с дедушкой махали ему рукой с балкона, взрослый мужчина не сдержал слёзы... Через 60 лет после войны мужчина плакал при воспоминании о своём блокадном детстве, о разлуке и возвращении домой. Я слушала его рассказ в 2006 году. Тоже со слезами...
Лев Дуров вспоминал о том, что начало войны ознаменовалось тем, что в городе пропали голуби. Их съели люди.
Вспоминал, как шли пленные немцы (город не помню, но, наверное, всё-таки Москва). У них не было котелков, но у каждого была пустая консервная банка. И вот, идёт это серое море пленных врагов. В воздухе - тишина, и только звук от болтающихся консервных банок и шаркающей деревянной обуви - плям-плям-плям...
Валентин Гафт вспоминал день 9 мая 1945 года. Метро было переполнено - люди ехали на парад, но не было давки, никто не толкался, все были очень бережны друг к другу. По городу торчали палки, на которых висели утерянные вещи: башмачки, шарфики, другие вещи... Свой рассказ Гафт закончил срывающимся от слёз голосом.
Когда стало известно, что на параде победы надо будет нести фашистские флаги, солдаты отказались брать их голыми руками. Тогда каждому выдали перчатки. А после парада и вражеские штандарты, и перчатки вывезли за город и сожгли.
Всем участникам парада Победы выдали шпоры, чтобы над площадью раздавался малиновый звон...
В моей жизни нет таких воспоминаний:  дедушка держит меня на коленях, мы гуляем с дедом, и моя маленькая ладошка лежит в его большой руке… Оба моих дедушки пропали без вести на войне. И обе вдовы – мои бабушки - никогда больше не вышли замуж.
Мой папа воевал. Успел. Потому что на фронт брали в 18 лет. Восемнадцать папе исполнилось в 42 году…

12 комментариев:

  1. как ты написала... я очень надеюсь, что мои дети будут это все так же воспринимать и помнить...
    спасибо!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо и тебе, Лю! Да, пока дети будут помнить, будет ещё что-то человеческое в отношении к "ненужным" старикам.

      Удалить
  2. Наташенька, спасибо за такой пост. Не запоздалое - для меня Победа жива каждый день... и так горько, что очень многие вспоминают о ней лишь 9 мая...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. К счастью, других - больше. Если бы ещё бюрократы бездушные стариков не обижали, которые воевали и выжили... Спасибо, Лидочка!

      Удалить
  3. Только сегодня зашла в твой Блокнот. Так волнительно всё,что прочитала. Ты знаешь, Наташа, мне уже столько лет и только в последние годы начала жалеть о том, что многого не спросила у родителей. А сейчас уже не распросишь. Мой отец воевал уже зрелым мужчиной. Я не знаю почему, но я никогда не распрашивала его о войне. Может потому, что сама родилась вскоре после войны, а тогда вспоминали и рассказывали об этом неохотно. День Победы-то начали праздновать много позже как война закончилась. Да, когда смотришь и читаешь, что пришлось пережить и вынести всем, то кажется невероятным как человек смог такое преодолеть и пережить. Спасибо тебе.

    ОтветитьУдалить
  4. Танюша, и тебе спасибо! Я у папы тоже ни о чём не расспрашивала. Может, потому, что девочка; может, потому, что чувствовала, что самому папе тяжело вспоминать; не знаю. Вот мой муж как-то успел поговорить с моим папой о войне, и знает многое, о чём не знаю даже я, его дочь.
    Папы уже давно нет, и теперь я расспрашиваю маму... Но совесть мучает, что у меня не случилось такого разговора.

    ОтветитьУдалить
  5. Натуль, зашла к тебе - у меня из панели обновлений опять исчезла твоя "Игра воображения". Может, думаю, ты что-то новое запостила. А у тебя там март... Ну тогда я сюда заглянула.
    С летом, Натуль, с наступившим!!!
    Хочу написать на тему поста. Помню, будучи девочкой лет 7-8-ми, вместе с папой смотрела документальный фильм о Ленинградской блокаде. От буханки отрезался кусок хлеба и говорилось - вот, это дневная норма взрослого работника, вот - иждивенца, вот - ребёнка. Мне показались куски большими и я с детским максимализмом заявила: "Ну я столько хлеба и не съем!"
    А папа посмотрел на меня, так особенно, и сказал: "А кроме этого хлеба иногда и кушать нечего было..." Я поняла, что сказала глупость или бестактность, но полностью прочувствовать смогла гораздо позже. В детстве читала книгу дневнике о Тане Савичевой, помню что очень переживала, жалела девочку. А перечитав сейчас страницу в Википедии о Тане, плакала.
    У меня и папа и мама были с 1940 года, даже дедушки не воевали - были на трудовом фронте. А у бабушки (маминой мамы) было 4 сестры и 3 брата. И на фронт ушли все братья и младшая сестра. К счастью все вернулись живыми, один брат был контужен, а ещё один - стал инвалидом войны.
    Очень жалею, что пока живы были "свидетели истории" я не расспросила подробно о жизни тогда, о войне. Знаю, только немного. Помню, мама говорила, что видела, как пленных немцев гнали по улицам Москвы. И что, когда в соседних дворах пленные немцы строили дом, матери давали ребятишкам хлеб или варёную картошку, чтобы они отдали пленным. Мама говорила, что они не были страшными, очень худые были, на губной гармошке играли, брали продукты, горячо благодаря. Пишу сейчас и плачу...
    Не дай Бог, снова пережить такое...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Понимаю тебя, Ириш: сама слушала рассказ Резника со слезами. Когда плачут мужчины, трагизм ситуации просто зашкаливает.

      Удалить
  6. Ответы
    1. И тебе, Аня, спасибо! Сопереживание - бесценно...

      Удалить
  7. всегда от рассказов о войне, пробирали мурашки!
    еще с детства помню, когда жили в Ленинграда, именно Ленинграде, тогда еще не переименованом, мы ходили с родителями по таким военным блокадным местам... всегда было чувство глубокой благодарности к этим людям войны и нереальности их подвига, когда срасталась примерять на себя...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Ты знаешь, Таша, мне вообще кажется, что в Ленинграде - Петербурге тема войны воспринимается острее, ближе к собственному сердцу. Наверное, потому, что у каждого жителя там была своя война - хоть и общая на всех... Спасибо, что заглянула!

      Удалить