среда, 29 января 2014 г.

Читаю. Теннесси Уильямс. Татуированная роза

"Неопрятная, полуодетая, она производит впечатление одновременно комичное и отталкивающее"…
Она должна бы вызывать брезгливость, эта растрёпанная полубезумная женщина, Серафина делла Роза, но… не вызывает. В неё сразу же начинаешь всматриваться внимательнее и вслушиваться – острее. Потому что – веришь…  И - понимаешь…
Чувства  и чувственность – это не удел избранных, в смысле - богатых и образованных: преданность и способность любить – ЛЮБИТЬ! -  даются сердцам чистым и искренним, а потому и любовь их – настоящая и верная, и смысл всей их жизни в этой любви и верности! Любовь – надрыв, одним словом. И даже смерть не способна отпустить их душу, а скорее – усиливает этот надрыв и рвёт душу на части, разрывает на куски – кровоточащие и незаживающие.
Вот так и существует Серафина делла Роза после смерти своего любимого мужа Розарио – на грани смерти или безумия. Живёт "белой вороной" среди толпы пустоголовых и бездушных людей, бессмысленно проживающих свои пустые жизни, ибо нет в них самого главного стержня, удерживающего человека в своей самой высшей ипостаси – человека разумного. Ибо нет в них любви – никакой: ни чувственной, которая – для продолжения рода; ни той, высокой любви, - когда любишь весь мир, каждую веточку и каждую тварь в нём… Любовь – это то, что делает человека человеком. 
По эмоциональности – это самая сильная из всех прочитанных в этом месяце пьес. И эта эмоциональность такая сильная, что постепенно сама начинаешь ассоциировать себя с Серафиной: испытываешь те же страхи, пропускаешь через себя те же страдания и льёшь те же слёзы, которые не просыхают на подушке Серафины…
Мне даже не столь интересна романтическая история её дочери Розы, красотой которой Серафина гордится потому, что красота эта – зеркальное отражение красоты её Розарио. 
У Розы всё будет хорошо. И именно потому, что Серафина для неё – как ангел-хранитель, который несёт в себе ту самую высшую любовь ко всему миру. 
И не трудно её понять, когда Серафина говорит: "Любовь была для меня  как молитва".
Когда безумное поведение Серафины достигает максимального накала, начинаешь ждать какого-то события, способного оборвать нить этого изматывающего душу страдания: "Да кто, кто, кроме меня, знал мою любовь, мою розу?! А сейчас, когда жизнь кончена, роза увяла — пусть лгут, пришло их время. Это они хотят разбить мраморную урну (речь идёт о прахе её убитого мужа, который она хранит в своём доме), да только моими руками. Я знала настоящую красоту и счастье, вот они и хотят развеять все по ветру. Зачем им счастье, зачем красота?" Страдание раздваивается, и уже собственное горе Серафины переплетается с травлей и насмешками обывателей. 
И когда появляется в её доме несуразный в своих странностях Альваро, сердце сразу откликается: "Это он!"
Такая же "белая ворона", как и сама Серафина, только он и может вызвать у неё не только улыбку, но и тот самый, последний, выплеск эмоций, с которым она – разбивающая урну с прахом своего мужа - ставит жирную точку в истории своей любви - страсти, чтобы открыться новой любви и начать всё  с чистого листа: любить сильно и верно, преданно и до самого конца.
Можно много говорить на тему, как встречаются два одиночества и - как и почему тянутся друг к другу. Но бывает достаточно и самых простых слов: "После того как Серафина с изумлением разглядывает сотрясенную рыданиями спину шофера, мы должны понять, как глубок ее неосознанный отклик на эту неожиданную встречу с горем, таким же острым, как ее собственное", чтобы поверить в родственность душ и существование второй половинки. И плачущий после драки мужчина может оказаться самым настоящим и душевно близким: "Даже шофер-итальяшка — тоже человек, а человеку... как не заплакать". Так говорит Альваро. А это уже вторит ему Серафина: "Да, это хорошо, когда плачется. Я весь день не могла, а сейчас поплакала и стало легче".
И опять  - Альваро: "Мне нравится все, что женщина делает от всего сердца". И – Серафина: "Память о любви не причиняет горя. Горе приходит, когда поверишь в ложь, что оскверняет ее".
Я буквально выхватываю обрывки их разговора, но мне так нравятся их мысли…
Альваро: "А любовь и нежность? Это немало в мире, где только холод и одиночество" или "Роза — это сердце мира, она как сердце... для тела!"
Мне кажется, они будут счастливы вместе, несмотря на то, что в жизни конец истории – не всегда обязательно счастливый. И всё же мечтается, чтобы это было именно так. 
А потому хочу закончить авторским отрывком, в котором – как мне кажется – залог их счастливого будущего.
"Каждый из них перенес унижение и теперь находится в некоторой прострации. В их разговоре удивительная интимность и теплота, возникающая при первой встрече двух одиноких людей, обоим это необычно приятно, словно прохладный ветер подул вечером после палящего зноя"

7 комментариев:

  1. А надо бы мне взяться за друга нашего Тенесси! Спасибо, Наташа!!!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. А я Гессе уже в электронную книгу качнула - на очереди... Так что, и тебе - спасибо!

      Удалить
  2. Спасибо, Наталья!
    а я от пьес в другую сторону - взяла в библиотеке "Ярмарку тщеславия":)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Так я тоже "Над пропастью во ржи" читаю... Как же многое хочется прочитать...

      Удалить
    2. Я Сэлинджера весной читала, все его произведения. Мой первый отзыв в блоге - корявенький ;) - по этой книге. Судьба у него тоже интересная...
      Я на месяц беру книгу иностранного автора, книгу русского и одну современную:)

      Удалить